Категории каталога

Форма входа

Приветствую Вас Гость!

Поиск

Мини-чат

Наш опрос

Оценка сайта
Всего ответов: 126

Статистика

Бойцовский клуб

Каталог статей

Главная » Статьи » Статьи

Биография

Биография

Дед Паланика был украинцем, эмигрировавшим в США через Канаду и осевшим в Нью-Йорке в 1907 . Сам Чак в 1986 окончил факультет журналистики Орегонского университета в США. Во время учёбы в колледже работал стажёром на National Public Radio’s KLCC в Юджин, штат Орегон. Вскоре он переехал в Портленд, где некоторое время писал для местной газеты. Начал работать на компанию Freightliner механиком по дизелям, он также писал учебные руководства по починке грузовиков.

Желая делать в своей жизни больше, чем просто работу, Паланик работал волонтёром в приюте для бездомных. После этого некоторое время работал волонтёром в хосписе. Он занимался перевозкой неизлечимо больных людей на встречи т. н. «групп поддержки». Паланик бросил эту работу, после того, как умер один из людей, ставших ему особенно близким.

Уже взрослым, Паланик стал членом группировки Cacophony Society, принимал регулярное участие в их мероприятиях, включая Santa Rampage. Многие сюжеты описанные в его книгах, как художественных так и документальных, инспирированы его участием в сообществе. Считается что Cacophony Society было прообразом Project Mayhem в «Бойцовском клубе».

Произношение фамилии

Когда будущий писатель был ещё ребенком, родители взяли Чака и его младшую сестру на кладбище, чтобы показать могилу деда и бабушки. Дети, увидев на могильных плитах имена своих предков — Paula и Nick — очень развеселились, и с тех пор стали произносить свою фамилию — Palahniuk — именно таким образом: «Пола-Ник» (это также отразилось и в установившемся написании фамилии по-русски: по прихоти первых его издателей мы теперь читаем книги автора по имени Па́ланик, вместо ожидаемого правильного Палагню́к).

Творческий путь

Паланик начал свою писательскую карьеру в тридцатилетнем возрасте. По его рассказам, он начал писать после посещения курсов писательского мастерства, которые вёл Том Спаунбауер (Tom Spaunbauer), куда он ходил чтобы завести новых друзей. Спаунбаэр сильно повлиял на минималистический писательский стиль Паланика. Его первая книга «Insomnia: If You Lived Here, You’d Be Home Already» так и не была опубликована, в связи с тем, что Паланик разочаровался в сюжете (небольшая часть этой книги была использована позже в «Бойцовском клубе»).

Когда он попытался опубликовать следующую новеллу «Невидимки» («Invisible Monsters»), издатель отверг её как слишком возмутительную. Это заставило его сделать свою следующую новеллу «Бойцовский клуб» ещё более возмутительной назло издателю. Сюжет для Паланика в «Невидимках» предмет непосредственной обработки при помощи художественного чутья, сюжет получается завораживающим, но главное не это. Причудливые повороты сюжетных линий становятся для него самоцелью. Однако не в той мере, как это бывает у постмодернистов, вроде Борхеса в Загадках для Дона Исидора Пароди. И опять же его интересует не структура произведения, как Кортасара в «Игре в классики» и «Модели для сборки». Иногда кажется, он нарочно пытается заставить сюжет конвульсивно содрогаться в поиске новых направлений развития. Паланик достигает необыкновенных высот в искусстве поиска нестандартных решений, в искусстве преподносить читателю сюрпризы.

Как и все у этого классика современности роман полон крови, медицинских подробностей, жестких сцен. Ради чего делает это Паланик с тщательностью художника или хирурга, препарируя действительность? Может, для того что немного отрезвить читателя, который пресытился интеллектуальной сухостью поколений постмодернистов, у которых от реальности остались лишь книжные корешки. Насмехаясь над изысканностью и сложностью, он рубит сплеча. Он нарочито схематичен и груб. Быть может, только для того, чтобы встать в оппозицию, существующим нормам.

Роман кровав, но интонация автора не истеричная. Он констатирует, а не вопиет. И именно таким способом он начинает рассказывать о любви, которая является, пожалуй, единственным абсолютом его романа, единственной точкой отсчета для большинства героев. Герои же эти меняют свой облик по тем или иным причинам. И своим глазам при этом верить нельзя. И если молодое поколение меняет себя по собственному желанию, убегая от комфортабельной жизни, от предсказуемости, идя вопреки всему, то старшее поколение в романе Паланика, наоборот, стремится к безопасной приятной жизни, идут на поводу у принятых норм, и они тоже искажают свою сущность надеваемыми масками.

Главные герои делают вид, что заинтересованы покупкой домов и, осматривая, дом заходят, в ванну, где многие пожилые люди держат кучу гормональных препаратов. Они обворовывают хозяев, а затем сбывают препараты в качестве наркотиков подросткам.

В романе родственники, общаясь друг с другом не узнают, с кем они имеют дело. Мир людей, чьи лица закрыты вуалями. Один из самых сильных романов Паланика.

«Бойцовский клуб» писался в свободное от работы в Freightliner время. Сначала он был опубликован в виде короткого рассказа в сборнике «Pursuit of Hapiness» (этот рассказ впоследствии стал главой 6). Затем Паланик развернул его в полноценную новеллу. Вопреки ожиданиям, издатель захотел его опубликовать.

Первое издание книги было довольно успешным, она получила положительные отзывы и несколько наград. Голливуд проявил интерес к ней. В 1999 году Дэвид Финчер снял фильм. С точки зрения кассовых сборов фильм был провален, несмотря на то, что он был № 1 в США первую неделю проката). Однако культовый статус пришёл к нему после выхода на DVD.

После выхода фильма книга трижды переиздавалась в 1999, 2004 (с новым предисловием автора) и в 2005 (с новым послесловием).

В России Паланик получил известность после российской премьеры «Бойцовского клуба».

В 1999 в жизни Паланика произошло событие, повлиявшее на его дальнейшее творчество. В этом году его отец Фред Паланик начал встречаться с женщиной по имени Донна Фонтэйн (Donna Fontaine). Эта женщина отправила своего бывшего бойфренда Дэйла Шэйклефорда (Dale Shackleford) в тюрьму за половое насилие. Шэйклефорд поклялся убить Фонтэйн, как только выйдет из тюрьмы. После освобождения, Шэйклефорд застрелил Фреда Паланика и Донну Фонтэйн, отнес их тела в дом Фонтэйн и поджёг его. Весной 2001 Дэйла Шэйклефорда признали виновным в двойном убийстве и приговорили к смертной казни. После этих событий Чак Паланик начал работу над книгой «Колыбельная», он утверждает, что он писал эту новеллу, чтобы справиться с тем, что он способствовал смертному приговору Шэйклефорду.

Паланик предельно лаконичен и краток. Пафосно и многозначительно краток. Каждое слово, будто угроза, предостережение, символ. Его манера слегка напоминает Чехова, хотя Чехов писал гораздо более естественно, обыденно. В его речи не чувствовалось ни угрозы, ни подвоха, ни ловушки. Может его манера происходит от романов Хэммингуэя. Подстать гипнотизирующим африканским ритмам в прозе Паланика полно повторов, возвращений к уже произнесенному. В этом плане он заслуживает гораздо большего уважения, чем тот же Мишель Уэльбек. Ведь поначалу Уэльбеку было дано гораздо больше и он писал очень свободно, раскованно, но он необратимо погряз в проблемах социальной и политической дидактики. Паланик же вырос в маститого автора, умудряясь не заострять внимание на порой отвратительной жизненной правде в своих романах. И его репортер очень верно подмечает ценность каждой детали в своих очерках, что также верно и для писателя.

В 2001 Паланик написал «Удушье», ставшую бестселлером № 1 согласно рейтингу «Нью-Йорк Таймс». В 2005 году у Паланика выходят две новые книги — «Дневник» (сюрреалистичный роман, поднимающий тему «безумного художника» на принципиально новый уровень) и «Призраки» (роман, который состоит из нескольких десятков отдельных историй, рассказываемых попавшими в ловушку начинающими писателями).

Единственной нехудожественной книгой Паланика на данный момент является роман «Беглецы и бродяги» — автобиографическое произведение. По структуре этот роман напоминает путеводитель для туристов, который Паланик посвящает городу Портленд (штат Орегон), в котором писатель живёт и работает.

Вообще, надо сказать про то, что Проза американского автора с украинскими корнями обманчиво проста и нацелена, якобы, исключительно на сюжетную составляющую. Многим это, вероятно, дает повод осуждать или презирать его за некоторую отсталость или примитивность. Ну, во-первых, Литература Больших Идей явление не намного более ценное, чем простенькие детективы. Во-вторых, вспомним неожиданный поворот в истории развития мировой литературы, когда она казалось бы уже необратимо ушла от господства сюжета и содержания Борхес с Касаресом вновь возвращаются к форме простого детектива, даже не психологического. Просто в их случае именно сюжет становится предметом авторских усилий, характерной постмодернистской игры. В некоторой степени то же можно сказать и про Паланика, хотя конечно он писал не детективы. Рассказ в романе «Уцелевший» ведется из салона самолета с одним пассажиром, самолет вскоре должен упасть. Пассажир хочет свести счеты с жизнью. В черный ящик он наговаривает историю своей жизни. Стоит заметить, страницы в книге пронумерованы в обратную сторону, что усиливает эффект предстоящей катастрофы. Главные действующие лица последний официально уцелевший представитель некой секты христиан-самоубийц и девушка-пророчица, которая видит все, что произойдет в будущем. Они знакомятся в гигантском подземном мавзолее, куда та приходит почтить память своего брата, а он хочет посмотреть, кого он отправил на тот свет в очередной раз. Просто его телефонный номер как-то, перепутав, поставили вместо номера службы психологической поддержки, а он не стал поддерживать, а наоборот посоветовал покончить с собой. И ему это понравилось. Так они знакомятся. После того, как почти все сектанты помирают. Дело в том, что часть из них выселяли за пределы общины, чтобы те работали и несли деньги в общину. Те, кто жил вне общины, не очень охотно отошли в мир иной. Но и они постепенно начали погибать. Когда главный герой остается в одиночестве из него начинают лепить суперзвезду, пользуясь ореолом сенсационности, расцветшим вокруг него. Цинично и с юмором описываются нравы современного шоу-бизнеса, который из любого пытается лепить куклу, имеющую во всех случаях некий общеупотребительный облик. Это разновидность продукта, тот случай, когда религия становится модным и популярным увлечением. Центральный телеканал выделяет время для еженедельного шоу с его участием, на котором он будет являть чудеса. И он озвучивает предсказания девушки, знающей будущее. Его свадьба — главное событие недели, приуроченное к финалу чемпионата по американскому футболу. С присущим ему автору юмором он являет последнее чудо: в перерыве матча озвучивает его итоговый результат. Тогда же обнаруживается случайная смерть всесильного агента. В общем переполохе он убегает с помощью еще живого брата. Брат-то и убивал всех сектантов. В итоге мы получаем очень характерный для Паланика немного юмористический роман с элементами этакого сверхреализма, когда он сам по себе становится свидетельством абсурдности происходящего.

Категория: Статьи | Добавил: Паук (26.10.2008)
Просмотров: 246 | Рейтинг: 5.0/1 |
Всего комментариев: 0

Имя *:
Email *:
Код *:


Сайт создан в системе uCoz